Суббота, 24 Июн 2017, 23:55:40

Приветствую Вас Гость | RSS
= W =
BattleKnight.ru
Travian.ru
Главная страницаРегистрацияВход
 
 
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Замок Белого Ордена » АЛЬЯНС БЕЛЫХ РЫЦАРЕЙ » Литератур*Ка » Осколок Имира (Роман)
Осколок Имира
KerisДата: Пятница, 14 Сен 2007, 18:14:50 | Сообщение # 1
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
Хочу выложить свой рассказ. Вообще он планировался как рассказ, но вышел довольно объёмным, потому вполне может тянуть на звание роман.
Рассказ был начат 2 года назад и к сожалению основная часть пока находится в рукописном варианте, если он вдруг вызовет интерес, то таки найду время и наберу его полностью (и даже допишу окончание). smile
Буду выкладывать небольшими частями, через некоторые промежутки времени, чтобы все "осилили много букв". smile

Осколок Имира.

(Роман по мотивам онлайновой игры Рагнарок-онлайн)

Пролог.

Над лесом поднималось солнце. Его утренние ещё не жгучие лучи отражались в капельках росы на травинках и листьях больших деревьев, казалось будто листья подмигивают друг дружке, слепили глазки-пуговки всё ещё сонному воробью, чистившему пёрышки сидя на ветке, разноцветными кругами разбегались по зеркально чистому лику лесного озерца, гладкого и спокойного. Эти же лучики изо всех сил пытались пробиться туда дальше, где деревья стояли очень густо, их ветки переплетались в немыслимых узорах, но буйная листва закрывала от неугомонных солнечных лучей могучие стволы. Много лет они росли на этом месте, спокойном и тихом, как будто не подверженном действию времени, много видели на своём веку. Казалось, что деревья тихо дремлют, пребывая в извечном покое, и только лёгкий ветерок колыхал листву и заставлял ветви поскрипывать, прерывая тишину.
Воробей взъерошил пёрышки, подставил под тёплые солнечные лучи спинку и радостно чирикнул. После холодной ночи и сырого утра появление солнца, а вместе с тем и тепла бесконечно его радовало. Он глянул вниз, и с удивлением обнаружил, что на полянке появился ещё кто-то. И этого кого-то воробьишка даже не заметил. Он с любопытством стал рассматривать, поворачивая головку из стороны в сторону, кто же появился в такое раннее утро, когда ещё так хочется закрыть глазки и немножко поспать, окунаясь в тёплые лучи солнышка. Тем более, что новое живое существо было внизу, и страха не внушало.
На полянке у самого края озера неподвижно стояла молодая девушка, практически девочка. Длинные светлые волосы, переплетённые между собой, были крепко схвачены кожаным ремешком, чтобы не рассыпались. Отлично подогнанная под тело мягкая замшевая рубашка подчёркивала женские формы и была расшита замысловатым узором. Такие же мягкие штаны охватывали бёдра девушки и тоже были украшены неярким узором. На ногах были сапожки, и они окончательно дополняли картину. Но прежде всего в глаза бросался лук, притороченный к ремешкам на спине. Большой, примерно с три четверти роста самой хозяйки, не очень сильно изогнутый, он тем не менее сразу попадал под определение тугой. Но даже не это притягивало взгляд, а его серебристо-бледный цвет, казалось он внутренне переливается, и в зависимости от окружающего света менял свой оттенок. Небольшой походный мешочек, и охотничий нож в ножнах у пояса окончательно завершали снаряжение девушки.
Охотница что-то пристально рассматривала у себя под ногами, затем перевела взгляд на озеро, потом снова всмотрелась в едва-едва заметную ямку. Видимо быстрого осмотра было недостаточно, она опустилась на одно колено, сорвала травинку из ямки и поднесла её к самому лицу. Внимательно рассмотрев травинку к которой прилип еле различимый волосок, она бережно спрятала её в мешочек на поясе, затем закрыла глаза и провела рукой по ямке. После этого встала и нерешительно шагнула в сторону откуда появилась, похоже было, что решение которое надо принять было не из лёгких. Она вернулась обратно и, видимо приняв окончательное решение, быстро подняла руку вверх и резко опустила вниз.
Сердце у беспечного воробьишки ухнуло в лапки, казалось ниоткуда появилась огромная тень, вдруг закрывшая пол неба, и эта тень камнем рухнула вниз. Бедная птичка никогда ещё не переживала такого ужаса, она сжалась в комочек и прижалась к стволу дерева, чтоб только её не было видно, чтобы эта тень, которая стала ужасной птицей-соколом, исчезла и никогда больше не появлялась. Сокол расправил крылья возле самой девушки и неожиданно мягко опустился на плечо, вцепившись когтями в плотную кожаную подкладку, на которой отчётливо виднелись следы этих когтей. Это было невероятно, но большая птица не проявила никакого недовольства, когда маленькая охотница погладила её и пощекотала хохолок, наоборот это явно было принято благосклонно.
- Сирин, сегодня у нас будет интересная охота. - задумчиво сказала девушка, обращаясь к соколу. – Этот след я не спутаю ни с чьим другим. Как впрочем и этот волосок.
Её мягкий голос звучал тихо, едва слышно. Сокол спокойно сидел на плече, всем своим видом давая понять, что ему абсолютно неинтересен ни след – обыкновенное углубление в земле, ни волосок серого цвета, который был извлечён из сумки и продемонстрирован, но раз хозяйке это важно – то значит и для него тоже.
- Он прошёл здесь вечером, и небольшой дождик смыл след, но далеко уйти не мог, - между тем продолжала говорить охотница, - однако стоит поторопиться, зверя такой величины, если судить по следам, я давно не встречала.
Охотница не смотрела на своего молчаливого спутника, да ей это и не было нужно, за несколько лет, с тех самых пор как она получила свой первый лук, она привыкла обращаться к соколу, разговаривать с ним – единственным надёжным другом и товарищем на охоте, однако это были скорее размышления вслух..
- Нас ждёт славная охота. - повторила она задумчиво. - И почему-то мне кажется что не одна. – добавила она совсем тихо.
Девушка взмахнула рукой, и повинуясь жесту огромная птица сорвалась с её плеча и за три взмаха широких крыльев поднялась на высоту деревьев. А затем ещё выше, пока снизу можно было разглядеть лишь точку в синем небе. Но охотница не смотрела вверх; едва сокол взлетел, она упругим и удивительно быстрым шагом направилась в ту сторону, куда уходил её будущий противник, её добыча. След практически не петлял, шёл прямо, и она не всматривалась в него, она его ощущала тем непонятным для других чувством охотника. Поравнявшись с деревьями она беззвучно растворилась среди них, не шелохнув ни одну ветку прилегающих кустов. И даже на том месте, где стояла охотница, трава не была примята, казалось что и не было тут никого.
Сердце у воробьишки перестало бешено колотиться, и стучало более равномерно, однако пережитый ужас напрочь отбил желание полусонно понежиться на солнышке. Он осторожно глянул вверх, туда где исчезла такая страшная птица – а вдруг вернётся! – осторожно перелетел с ветки на ветку и замер. Но всё было спокойно, сокол был далеко. Ещё немного выждав воробьишка вспорхнул с места и полетел по своим несомненно важным воробьиным делам…
А охотница была уже за два полёта стрелы от лесного озерца, и быстрыми шагами, тенью скользя между деревьев шла по следу. Высоко в небе, едва-едва различимый даже острым зрением, парил сокол – Сирин, он неотрывно следовал за своей хозяйкой.
Хантерша Эвисс вышла на охоту…

Глава 1.

По широкой и пыльной дороге шли двое путников. Хватило бы мимолётного взгляда, брошенного даже вскользь, чтобы определить к какой профессии они принадлежат. Мечи с левой стороны в ножнах на перевязи сразу наводили на мысль, что висят они там отнюдь не для украшения, ни разноцветных камней на рукояти, ни резьбы на самих ножнах, обычные боевые клинки. Круглые щиты с царапинами от ударов, прицепленные к ремням с левой стороны спины, только укрепляли уверенность в том, что это воины, выбравшие своим ремеслом умение сражаться и убивать.
Более внимательный взгляд рассмотрел бы дорожные сапоги, окованные железными пластинами, штаны тёмного цвета, простые рубахи и длинные дорожные плащи, неопределённого, из-за пыли цвета; на правом плече у каждого воина висел вместительный дорожный мешок, судя по виду ещё полный. Ничего необычного - обычные искатели заработка, продающие свои мечи и умение тому, кто больше заплатит. И лишь очень внимательный и дотошный взгляд заметил бы, что рубахи слишком плотны, и под ними плетёная кольчуга, способная отразить скользящий удар, и даже стрелу на излёте. Ещё можно было разглядеть, что мечи короткие, чтобы быть полтораручными и тем более двуручными. Сопоставив размер мечей и наличие щитов внимательный наблюдатель с уверенностью бы мог сказать, что это не обычные колоброды, а наверняка выпускники Излюдской школы мечников. А если бы можно было проникнуть взглядом внутрь этих самых мешков, и внимательно рассмотреть содержимое - то сразу можно было сказать, что эти путники крестоносцы – служители и оружие самого Господа. Непонятно было только, что они забыли на этой пустынной дороге, и куда направлялись. Впрочем не было и внимательного наблюдателя, способного делать выводы о профессии двух воинов.
Однако определение пустынная уже не совсем подходило под описание дороги, так как с той стороны откуда они шли показалась карета запряжённая четвёркой лошадей. Она быстро нагоняла путников. Те посторонились, давая проехать, всё же дорога была не особо широкая, однако возница придержал коней и карета остановилась недалеко от воинов. Занавеска над украшенной гербом дверью отдёрнулась и в окошке показалось милое женское лицо, обрамлённое светлыми прядями. Голубые глаза взглянувшие на путников тут же прищурились, и вместо приветствия с губ сорвались явно не те слова, которые планировались.
- При…Но-но! Не стоит хвататься за мечи уважаемые, я еду по своим делам!
Появление женщины в окошке оказало на воинов странное воздействие. Едва разглядев кто находится в карете оба путника опустили руки на мечи, и сделав неуловимое движение оказались прямо перед дверцей.
- Нам незачем затевать ссору, - продолжила девушка с лёгкой усмешкой. Тем не менее её глаза очень внимательно следили за каждым движением мечников, однако те неподвижно застыли по обе стороны от дверцы и так же внимательно следили за светловолосой. Потом один из воинов, беловолосый, снял руку с рукояти и вежливо поклонился.
- Прошу простить нас сударыня, мы не ожидали увидеть здесь, на этой дороге одну из Высших, потому повели себя немного невежливо.
Мечник усмехнулся, однако глаза всё так же следили за каждым жестом девушки.
- Я тоже признаться не ожидала увидеть в этой дыре двух Посвящённых. - она прищурилась и ехидно добавила. – Я даже не буду спрашивать что вы тут забыли и куда направляетесь, мне это безразлично. Хотя удивительно встретить аж двух таких важных персон и без военного отряда. Всего лишь хотела поприветствовать двух странников и узнать где здесь ближайшая гостиница, или постоялый двор, или харчевня, или что тут ещё можно найти. День клонится к закату, и пора дать передых лошадям.
Воин оставил выпад без внимания и заговорил в ответ:
- Милостивая госпожа, если вы будете ехать по этой дороге, то примерно через три лиги будет посёлок названием Зелёные холмы. Холмов там в округе давно нет, а вот трактир достойный такой редкой гостьи есть. Там часто останавливаются купцы ведущие караваны в Геффен или из него. А ради такой высокой гостьи там в лепёшку разобьются, лишь бы услужить.
Беловолосый снова поклонился пряча усмешку. Его спутник, черноволосый, так и не проронивший ни слова последовал его примеру.
- Благодарю вас почтенные, вы мне несказанно помогли, - ядовито усмехнулась девушка, - подвезти вас не предложу, сами дойдёте, надеюсь сапоги не истопчутся.
Она задёрнула занавеску, кучер щёлкнул кнутом и дорогая карета тронулась с места.
Когда она отъехала на порядочное расстояние и осело поднятое облако пыли, оба путника пошагали в ту же сторону.

Продолжение следует...

Отредактировано Keris - Пятница, 14 Сен 2007, 18:37:00
 
TokeetonДата: Суббота, 15 Сен 2007, 01:25:32 | Сообщение # 2
Элита =W=

Велит
За пределами Замка

Зарегистрирован 20 Дек 2006
Сообщений: 328


Страна: Молдова Город: КиШ
Буду по ходу чтения писать то, в чем заметил какие-то неувязочки, потом подеду итог прочитанного))

1) Он глянул вниз, и с удивлением обнаружил, что на полянке появился ещё кто-то. И этого кого-то воробьишка даже не заметил. biggrin

2) - Он прошёл здесь вечером, и небольшой дождик смыл след, но далеко уйти не мог, - между тем продолжала говорить охотница, - однако стоит поторопиться, зверя такой величины, если судить по следам, я давно не встречала.

- Мне кажется, что *между тем* тут стоит опустить, так как вообще не звучит.

Дальше я еще прочел немного первой главы, но остановился... Прости, Keris, но я не люблю фэнтэзи и что-то в этом роде, тем более по мотивам он-лайн игры, а которую не играл да и не тянет... =) Вот эти 2 моих замечания - это все, чем могу оценить рассказ. А от дачи другой оценки воздержусь, так как мне это просто все чуждо и я не посмею это комментировать =)


Нам лишь покой да чертоги Вальхаллы...
Им же собакам клыки вместо славы!
Зверье растерзало остатки отряда
И славный их хан умер здесь у дубравы!
 
KerisДата: Суббота, 15 Сен 2007, 03:51:54 | Сообщение # 3
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
Спасибо конечно за неувязочки, но всё же они "увязочки". smile

Quote
1) Он глянул вниз, и с удивлением обнаружил, что на полянке появился ещё кто-то. И этого кого-то (кто появился) воробьишка даже не заметил (не обратил внимание).

Толкование фразы: Глянул вниз - пустая полянка, глянул ещё раз - и обнаружил что кто-то появился прямо на полянке, при чём появился так внезапно, что на его появление(движение) не было обращено внимание.

Quote
2) - Он прошёл здесь вечером, и небольшой дождик смыл след, но далеко уйти не мог, - между тем продолжала говорить охотница, - однако стоит поторопиться, зверя такой величины, если судить по следам, я давно не встречала.

- Мне кажется, что *между тем* тут стоит опустить, так как вообще не звучит.


...ни волосок серого цвета, который был извлечён из сумки и продемонстрирован,...
Между тем (книжн.) - 1) нареч., а в то время, тем временем
Толкование фразы: охотница доставала сумку, из неё вынимала волосок, демонстрировала и тем временем продолжала говорить с соколом.

Надеюсь вопрос исчерпан.

Мы все читаем то, что нам по душе. Не нравится - не читай. smile

Отредактировано Keris - Суббота, 15 Сен 2007, 04:10:28
 
KerisДата: Суббота, 15 Сен 2007, 04:13:50 | Сообщение # 4
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
- Странно встретить тут одну из высших волшебниц, без свиты, на взмыленных конях, - хрипло проговорил черноволосый, - небось драпает от кого-то, или торопится куда-то.
Он покачал головой и добавил: - А ведь мы едва не схлестнулись с ней, и кто знает чем могло это закончится.
Беловолосый кивнул: - От этих волшебников никогда не знаешь чего ожидать. То ли вежливой беседы, то ли огненного дождя.
Какое-то время шли молча, потом черноволосый снова прервал молчание, видимо продолжая разговор нарушенный появлением кареты:
- Керис, так что ты вычитал в библиотеках Ордена? Что там про этих?
Он сошёл с дороги заметив движение в траве и пнул что-то ногой. Это что-то оказалось небольшим круглым розовым шариком, почти каплей, который подпрыгивая погнался за обидчиком и попытался укусить за ногу. Видимо сапог был слишком жёстким, чтобы за него кусать, и каплевидное существо принялось с разбега таранить ногу воина. Получалось плохо. После каждого удара существо отскакивало от ноги, однако упорно продолжало наскоки. Черноволосый воин не обращая внимания на атаки продолжил:
- Раньше ведь не было этих, - он махнул рукой в сторону капли, - да и других, более агрессивных не было. Есть что-то про изменения в мире?
Второй воин, которого назвали Керисом, немного помолчал собираясь с мыслями, затем с неохотой ответил:
- Наверняка не ответит ни одна библиотека, рукописи напускают туману, любые предсказания можно толковать и понимать по-разному. Определённого ответа нету, однако я скажу, что говорит Глава Ордена по этому поводу…
Он на секунду обвёл взглядом поле, затем продолжил:
- Наш прежний мир рушится. Почему? Наверняка никто не знает. Но на смену нашему миру приходит новый и там есть место для этих…- неопределённый взмах рукой в сторону капли, - этих тварей. Порингов, как окрестили их крестьяне.
- Вопрос в том, найдётся ли место человеку в этом новом мире, - задумчиво добавил Керис, - сейчас эти порождения слишком слабы, чтобы выжить людей, однако их становится всё больше. Мандрагоры, аргиопы, мантисы, кобольды, гарпии уже вовсю хозяйничают в лесах. Я даже не буду напоминать о тех, кто занял подземелья, встреча с батхори или райдвордом вполне может стать последней. Пока они не лезут в города, довольствуясь подземельями и лесами, но число их постоянно увеличивается.
В одной из старых легенд, которая больше похожа на байку рассказывается о древнем мире. Когда-то шли жестокие войны по всему Мидгарду. Впрочем и названия Мидгард тогда не было. Боги, демоны и люди – все воевали между собой, и люди в этой войне не были самыми слабыми. Особенно их Древние маги. Реки разливались кровью, а всё растущее было выжжено дотла. Не прекращаясь на сущее обрушивались ураганы, смерчи и прочие бедствия. На прибрежные земли накатывались цунами, и часть суши скрылась под водой. Вулканы не прекращая выбрасывали из своих жерл лаву и пепел. И только когда сама земля уже готова была разверзнуться и поглотить всех оставшихся в живых, противостоящим сторонам удалось договориться.
Соединив все усилия они открыли дорогу богам на небесную твердь, демоны ушли в подземный мир, а люди остались на поверхности. И чтобы не пересекаться больше между мирами поставили магические барьеры, разрушить которые не могла ни одна сторона. Поддерживать барьеры, питая их силой должен был Имир – камень, в котором были заключены объединённые колоссальные силы богов, людей и демонов.
Это было бессчетное количество веков назад, но появление этих существ на поверхности может свидетельствовать об одном – барьеров больше нет, а значит Имир утратил свою силу и миры объединяются.
Керис замолчал и некоторое время путники шли молча, затем продолжил:
- Впрочем, как я и говорил, это может быть обыкновенная байка, которые так любят сочинять бездельники барды, зарабатывая себе на жизнь. А кто-то записал – вот и готовая легенда.
Черноволосый некоторое время размышлял над сказанным, затем поинтересовался:
- Если судить по этой легенде, то батхори и райдворды – это мелочь, отчасти несущая в себе демоническую сущность. А сами демоны древности – это похоже Доппельганер, Кровавый Рыцарь, Осирис, Инкуб с Суккубом, Бафомет. Я никогда их не видел и, признаться, особо не стремлюсь встретиться лицом к лицу…Если конечно у них есть лица. Даже если десятая часть того что о них рассказывают правда – то эти сущности практически неуязвимы. И хорошо что до сих пор не появились на поверхности…
Он замолчал, и на этот раз молчание длилось довольно долго. Наконец черноволосый снова поинтересовался перескакивая на другую тему:
- Ты специально отправил её в Зелёные Холмы? Тут ближе есть таверна, только с дороги свернуть надо.
Керис кивнул головой:
- Эта таверна для нас, а волшебница пускай едет подальше. От мага такой силы лучше находиться на большом расстоянии. Кстати, вот и поворот.
Основная дорога шла прямо, но от неё ответвлялась ещё одна и сворачивала влево.
Оба спутника повернули на неё.
- Керис, ты раньше с ней встречался? – полюбопытствовал крестоносец.
Тот задумался.
– Да, дважды пересекались. - после некоторого раздумья ответил беловолосый. – Первый раз на турнире рыцарей в Пронтере, а второй – при защите Кремхилда. Глава Ордена туда отправил сотню крестоносцев, а она как наёмница сражалась в рядах атакующих. Одна из сильнейших магов, предпочитающая магию Воды всем другим. Не знаю как её настоящее имя, да и думаю вряд ли есть больше двух человек, кто знает настоящее имя мага, но сама она называет себя Сноу. Тогда мы отбросили наступающих, но из той дополнительной сотни осталась только половина.

Тем временем солнце уже скрылось и на дорогу легли сумерки, а сама дорога стала петлять между деревьями, впереди показались приземистые домики. Оба воина шли быстро и размеренно в сгущающейся темноте. Странное создание – поринг, давно отстал, убедившись в тщетности своих попыток отомстить крестоносцу за пинок. Встречая путников заголосили собаки привязанные в дворах. Им вторили мелкие шавки, которые бегали без привязи. С заходом солнца люди не показывались из домов, потому оба крестоносца дошли до харчевни не встретив ни одного человека.
Впереди, прямо у дороги стоял большой двухэтажный дом с огороженным двором. Дорога шла мимо, а вот оба воина уже пришли. Вывеска «Усталый путник» недвумысленно объясняла предназначение данного дома, служившего и гостиницей и трактиром одновременно. Из прикрытых дверей долетал смутный гул голосов, но главное – оттуда же тянуло весьма аппетитным запахом. И хоть он и смешивался с запахом постоялого двора, конюшни и свинарника, но заметно улучшил настроение путников. Двое не торопясь вошли на подворье и тут черноволосый присвистнул:
- А волшебница-то наша здесь, решила видимо пренебречь твоим советом о гостинице в Зелёных Холмах. И либо она торопилась дать отдых лошадям и завернула сюда, или…
- Или у неё есть свои причины оказаться именно тут – закончил фразу черноволосого Керис.
Карета стояла на дворе, четвёрка лошадей была распряжена и видимо находилась в конюшне.
Беловолосый крестоносец пожал плечами:
- Было бы больше времени – тут бы не останавливались. А так – будем просто более внимательны и приготовимся ко всяким неожиданностям.
- Кстати тут ещё два рыцаря имеются, - добавил Керис указывая в дальний угол двора, - уж не к ним ли на встречу торопилась наша знакомая?
Черноволосый кивнул головой:
- Да боевые птицы в снаряжении без хозяев бегают очень редко.

В самом углу двора стояли две огромные птицы – пеко. Взрослые птицы весили как две лошади разом и были злобны и свирепы по своей природе. Кроме того они были плотоядны и чрезвычайно умны. Тем не менее человек сумел приручить этих злобных бестий и заставил себя уважать за ещё большую свирепость и изворотливый ум. С момента рождения птенца его хозяин постоянно был рядом, поил и кормил своего пеко. Неудивительно, что к моменту полного взросления боевая птица не только атаковала противников своего хозяина, но и позволяла ему ездить на себе, при этом никого больше не признавая во всём мире. Во время боя это были действительно ужасные противники. Огромной массой они сбивали с ног лёгкую пехоту и топтали используя свой вес увеличенный за счёт всадника. Люди надевали на них железную сбрую защищавшую от ударов, а на когти птицы – специальные железные остро заточенные шипы разрывающие лёгкие доспехи. А ударом клюва они вырывали куски мяса как из животных, так и людей, пробивали кольчугу, и могли смять шлем вместе с головой обладателя. Это был воистину страшный противник, который тем не менее слепо доверял хозяину и выполнял все команды. Способностью обуздать и правильно воспитывать птенцов могли похвастаться лишь рыцари да крестоносцы, да и то не всем это было под силу…
Эти две на которых указывал беловолосый мирно лежали друг возле друга, видимо уже накормленные и довольные жизнью. Впрочем близко к ним никто не рискнул бы подходить, естественно кроме хозяев. Однако они были вышколены и сами нападали лишь при непосредственной угрозе или по приказу хозяев.

Керис внимательно рассмотрел их издали, потом вдохнул воздух, наполненный ароматами жаренного мяса и пива источаемый из дверей харчевни и повторил:
- Просто будем внимательнее Гранд. Идём.
Он шагнул к дому и распахнул дверь.

Продолжение следует...

 
TokeetonДата: Суббота, 15 Сен 2007, 15:56:13 | Сообщение # 5
Элита =W=

Велит
За пределами Замка

Зарегистрирован 20 Дек 2006
Сообщений: 328


Страна: Молдова Город: КиШ
Keris, надеюсь ты не в обиде?)) Я с найлучшими намерияними тут отписываю wink

Нам лишь покой да чертоги Вальхаллы...
Им же собакам клыки вместо славы!
Зверье растерзало остатки отряда
И славный их хан умер здесь у дубравы!
 
KerisДата: Суббота, 15 Сен 2007, 16:31:13 | Сообщение # 6
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
Смотреть сюда. Конечно не в обиде. smile Хотя вычитки никто ж не вёл, потому могут встречаться и очепятки и неверные обороты и т.д.
 
TokeetonДата: Суббота, 15 Сен 2007, 22:17:24 | Сообщение # 7
Элита =W=

Велит
За пределами Замка

Зарегистрирован 20 Дек 2006
Сообщений: 328


Страна: Молдова Город: КиШ
Вот и славно biggrin

Нам лишь покой да чертоги Вальхаллы...
Им же собакам клыки вместо славы!
Зверье растерзало остатки отряда
И славный их хан умер здесь у дубравы!
 
БирюсинкаДата: Воскресенье, 16 Сен 2007, 03:32:08 | Сообщение # 8
Хранительница

Квестор
За пределами Замка

Зарегистрирован 17 Дек 2006
Сообщений: 1403


Страна: Израиль
такс ))) пока "не осилила многа букв"...
Завтра после работы обязательно почитаю.


 
БирюсинкаДата: Понедельник, 17 Сен 2007, 04:00:48 | Сообщение # 9
Хранительница

Квестор
За пределами Замка

Зарегистрирован 17 Дек 2006
Сообщений: 1403


Страна: Израиль
Кер, с нетерпением буду ждать продолжения.
А мой муж просил тебе "респект и уважуху" передать wink


 
KerisДата: Среда, 19 Сен 2007, 19:01:36 | Сообщение # 10
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
Благодарю за комментарии. smile

Глава 2.

Для священника этот день выдался очень трудным; он трижды останавливался в попутных геффенских селениях, расположенных очень близко друг от друга, и занимался тем, ради чего и оставил своды церкви – лечил больных. В первом селении человек был болен тяжёлой формой воспаления лёгких, полностью изгнать болезнь не удалось, но заметно ослабить её действие – да. Дальше могли справиться местные врачеватели. Во втором, он снял жар у женщины, лежащей с лихорадкой и практически сразу поставил её на ноги. А вот в третьем…
Дом на самом отшибе, завешенные простынями окна и тяжёлый запах смерти внутри. Мужчина был болен чёрной оспой; из домашних осталась лишь жена, не пожелавшая оставить его умирать в одиночестве, остальные прибились к родственникам, чтобы не заразиться. Появление священника заставило отступить крестьян, уже собравшихся сжечь дом, вместе с двумя людьми внутри. Бестрепетно войдя внутрь, он понял, что не в его силах помочь этому иссушенному болезнью человеку, с трудом дышащему. Он сделал то единственное, что мог – заставил человека уснуть, а затем усыпил и его сердце, заставив замереть. Священник смотрел в заплаканные глаза женщины и говорил тихие слова утешения, а его душа разрывалась от чувства вины и сострадания. Из поселения он уходил с тяжёлым сердцем, уверив жителей, что хозяйка чиста – болезнь её не коснулась…
Его путь лежал в Геффен, к тамошнему отцу настоятелю Игнациусу; священник очень устал от бесчисленных дорог и жаждал покоя и отдыха. В монастыре он денно и нощно будет предаваться молитвам, и блюсти святой пост. За время странствий он побывал в крупных городах: Пайоне, Альберте, Юно, Альдебаране, Пронтере, прошёл бессчетное количество деревень и посёлков, и везде где только мог он помогал страждущим. Теперь его путь подходит к концу, осталось ещё совсем немного, и он сможет восстановить духовные силы, проводя дни в уединении и молясь Господу-Вседержителю.
Священник поправил перемётную суму – добрые люди не скупились на угощения и всегда давали еды впрок, и переложил походную палицу из правой руки в левую. Вобщем-то она служила скорее для того, чтоб отгонять не в меру наглых собак, которые полюбляли бежать следом за сыном церкви. Точнее даже не столько за ним, сколько за сумкой, источающей весьма аппетитный аромат. Но и при ходьбе палица нередко помогала. Солнце ещё было высоко, когда он вышел к краю селения и направился к центру деревни. Лекарь необходим везде, а в маленьких посёлках, наподобие этого, редко когда встречались даже послушники, умевшие исцелять, больше было травников, ведунов и знахарей, которые, скорее, являлись шарлатанами. А серьёзную болезнь мог излечить только священник, обученный лекарскому искусству.
Из под ног выскочила курица и помчалась через дорогу; гуси, чинно идущие за заборчиком, как по команде вытянули длинные шеи; где-то вовсю мычала корова, ей вторила другая; загавкали собаки почуяв идущего. Одна любопытная дворняга высунула голову со двора, облаяла путника, затем выбралась на дорогу и потрусила рядом со священником, жадно принюхиваясь к его сумке. Благо, что больших собак хозяева держали во дворах на привязи, хотя они вовсю подавали голоса из-за заборов. К первой собаке присоединилась вторая, поменьше, за ними – третья. Через несколько минут святой перехожий шёл в сопровождении дюжины собак, разнообразных окрасок и размеров. Впрочем, священнослужитель не обращал внимания на данную процессию, к которой уже успел привыкнуть за время странствий – собаки теряли агрессивность, приближаясь к нему, и угрожали исключительно съестным припасам. Людей по пути встречалось мало – практически все были на огородах, а встреченные здоровались и кланялись, но никто не останавливал и не просил о помощи.
- Святой отец, святой отец! – окликнули сзади. – Воистину вас сюда послало само небо!
Священник обернулся. К нему быстро семенил неуклюжий толстячёк в кафтане, подпоясанный кушаком.
- Святой отец, дочка моя, - толстячёк хлюпнул носом, всем своим видом выражая скорбь, смирение и раскаяние одновременно. – Дочка уже неделю лежит, отче, спит навроде.
От быстрого перемещения он запыхался и промокнул испарину носовым платком.
- Помогите святой отец, неделю уже как уснула, – скороговоркой бормотал проситель.
Священник молча кивнул и поспешил за суетливым местным жителем – не из бедных, судя по одежде, который уже засеменил в обратном направлении. Собаки весело перегавкиваясь побежали следом за священником и его сумкой…

Дом у толстячка был широкий, с резными ставнями и выбеленными известью стенами. Обширный двор вмещал два хлева, судя по визжанию, доносящемуся оттуда – явно не пустые; коровник, вмещающий, по меньшей мере, с десяток коров; два или три курятника и даже небольшую конюшню. Дальше за домом простирался сад с плодовыми деревьями, а за ним – огород. Всё это священник отметил походя, быстрыми шагами пересекая двор. Он оставил палицу у двери и вошёл в хату. Из комнаты, навстречу гостю показалась женщина, такая же пухлая как и хозяин дома, в вышитой рубахе, переднике и с полотенцем на плече. Увидев рясу вошедшего хозяйка быстро перекрестилась, посторонилась, давая пройти в комнату и запричитала:
- Что ж это творится отче? За что ж нам наказание такое? Дочка спать легла, уже с неделю как, и лежит, не шевелится, проснуться не может. Помогите святой отче, мы ж и десятину на церковь сплачиваем сполна и вовремя и…
Священник жестом прекратил её словоизлияния и, немного пригнувшись из-за низкого дверного проёма, вошёл внутрь.
На кровати, укрытая простынёй до подбородка, лежала девочка лет семи-восьми; высокие скулы были обтянуты жёлтой, словно пергамент, кожей, длинные русые волосы волной рассыпались по подушке, острый нос очень напоминал воробьиный клюв. Девочка дышала медленно, с натугой - простыня еле приподнималась.
Следом за священником в комнату протиснулся хозяин, цыкнув на жену, вздумавшую было снова начать голосить. В дверях показались две перемазанные землёй, любопытные мордашки младших детей хозяина, и принялись с интересом рассматривать гостя.
- Что с ней, падре? – толстячёк вопросительно посмотрел на склонившегося над девочкой священника.
Тот задумчиво оглядел лицо спящей и обернулся к хозяину.
- Это lethargia почтеннейший, - произнёс он, и поспешил добавить, видя недоумение, отразившееся на лице толстячка. – Летаргический сон.
У него был мягкий негромкий голос.
- Она спит. Это не излечивается ни снадобьями, ни травами, лучший выход – это ждать когда она сама проснётся, однако сон может продлиться как несколько дней, так и несколько месяцев. Всё в руках Господа.
- Впрочем, - продолжил он, увидев, как помрачнели лица хозяина и хозяйки, - я прочту молитвы, и попробую разбудить это дитя с Божьей помощью.
- Мне надо подготовиться, – закончил он и, развернувшись, вышел во двор.
Из-за забора уже таращились несколько чумазых ребятишек, прибежавших взглянуть на захожего путника. Самые смелые залезли на ворота, и повисли на них, внимательно разглядывая священника. Стоило ему появиться во дворе, как ребятня тут же заголосила.
- Стаська, давай сюды к нам. Тутачки поп прихожий, ща Дарыньку лечи-ить будет…
- Гляньте, в чёрном весь. А где крест напузный, как у нашего приходского?
- А стриженый-то, стриженый-то как! И сумка большая! И Симку кликните, нехай поглядит…
- Из самого Геффена сюда поспешал, грят. А глаза-то, добрые какие, не то што у отца Серафимия, тот как зыркнет, особливо ежели яблоки у него крал давеча, так хоть тикай!
- Дайте и мне-е поглядеть…
Священник усмехнулся, закатал рукава рясы и направился к бадье, куда стекала дождевая вода. Набрал в пригоршни воды и умылся - на коротко стриженных, рыжих волосах заискрились прозрачные капельки. Потом начисто вымыл руки, снял сумку и, вернувшись в прихожую, положил её на лавку.
Хозяин с хозяйкой и пара детишек, прятавшихся за спины взрослых, всё так же толпились в комнате, явно не зная, что делать и куда себя девать, чтоб не мешать приготовлениям.
Священник вынул из сумки Святое Писание и молитвенник, потом обернулся к хозяину и произнёс:
- Мне необходима миска с чистой водой и полотенце. Дети пока могут побыть на улице, а вы если хотите, то оставайтесь и присутствуйте.
Толстячёк тут же отвесил младшим сыновьям по подзатыльнику и отправил одного за водой, а второго за чистым полотенцем, и после того как всё было принесено, поставил миску на стол у кровати и положил рядом полотенце.
- А ну, мигом во двор! – прикрикнул он на мальцов, и намерился отвесить ещё по подзатыльнику. Те, не дожидаясь этого действия, мигом сбежали во двор – словно ветром сдуло.
Хозяин прикрыл дверь и осторожно присел на лавку в дальнем конце комнаты, где уже сидела его жена, всё время порывавшаяся снова запричитать.
Священник не спеша открыл окно, взял полотенце и, намочив его в воде, положил на лоб девочке. Затем откинул простыню, открыв хрупкое тельце в длинной ночной рубашке, и взял в руки молитвенник.
Слова, тихие, но очень чёткие разнеслись по всей комнате, и казалось, заполнили её всю без остатка.
- Memento, salutis Auctor quod nostri quondam corporis, ex illibata virgine nascendo, formam sumpseris Maria mater gratiae, Mater misericordiae…- Священник произносил гимн прикрыв глаза, не глядя в молитвенник. - …Sicut oculi ancillae in minibus dominae suae ita oculi nostri ad Dominium Deum nostrum, Donec misereatur nostri Miserere nostri Domine…
Казалось, солнце враз затопило всю комнату без остатка своим светом и окутало священнослужителя золотистым ореолом. Он стоял прямо, не шелохнувшись, слегка наклонив голову.
- …Quia non relinquet Dominus peccatorum. Super sortem iustorum ut non extendant iusti ad iniquiatem manus suas…
Священник вдруг поднял руки, и возвёл очи горе. Заключительные слова гимна загремели раскатом грома.
- …Gloria Patri, et Filio et Spiritus sancto. Sicut erat in principio, et nunc, et semper et in saecula saeculorum, Amen!
Его руки окутались сиянием, словно само солнце полыхало в его ладонях. Он положил молитвенник на стол и, шагнув к лежащей девочке, опустил обе светящиеся руки ей на грудь. Хозяину, зажмурившему глаза от слепящего света, привиделось, что святой отец черпает силу из самого небесного светила, и вливает его в дочку. Он открыл глаза, и на секунду ослеп – сияние, окружившее тело девочки жгло глаза. Рядом, охнув, рухнула с лавки пухлая хозяйка, и ему самому захотелось упасть на колени, каяться во всех грехах и одновременно славить Творца. Ещё секунда – и он так бы и поступил, однако жгучий свет, как по мановению руки, пропал. По телу ребёнка прошла дрожь, берущая начало в ладонях лекаря, худое тельце выгнулось в дугу, воздух со свистом вырывался из груди, которая конвульсивно приподнималась, пальцы судорожно мяли и комкали простыню.
- Ааа! – не выдержав, тихо закричал, а точнее завизжал хозяин дома, не в силах больше молчать. И тут девочка открыла глаза…

Продолжение следует...

Отредактировано Keris - Среда, 19 Сен 2007, 19:02:47
 
KerisДата: Пятница, 21 Сен 2007, 17:59:36 | Сообщение # 11
Сенат =W=

Тайный Советник
За пределами Замка

Зарегистрирован 18 Дек 2006
Сообщений: 443


Страна: Украина
На кухне было шумно; во главе стола сидел хозяин – Никофрий, справа от него – священник, слева – жена хозяина; дальше на лавках сидели два старших сына, которых специально позвали с полевых работ. А в самом конце стола сидела, постоянно перешёптываясь и подпрыгивая на месте, ребятня: два мальца и две девочки; а посередине, между ними, сидела и немного бледная Дарынька…
Она долго не могла понять, что происходит. Как обычно, легла вечером спать, проснулась, потому что стало жарко, а тут возле кровати незнакомый человек, а тятька кричит и мамка лежит на полу. Поначалу она страшно перепугалась, и уже собиралась зареветь, однако чужой дядька мягко и тихо что-то произнёс, да такое, что она сразу успокоилась, хотя сама не поняла, что он сказал. А взглянув в добрые, смеющиеся, даже вроде лучащиеся солнечным светом глаза она почувствовала, что бояться нечего. А потом были слёзы, тятька с мамкой плакали и благодарили незнакомца, постоянно кланяясь. Сама Дарынька не знала, то ли ей плакать, то ли благодарить, и на всякий случай тоже принялась хлюпать носом. Человек улыбнулся, взъерошил длинные русые волосы девочки и собрался уходить. Еле уговорили остаться пообедать…
В честь выздоровления дочери, хозяйка принялась вовсю готовить, стол аж ломился от блюд. Ребятишки как могли помогали ей, а точнее мешали, путаясь под ногами и попутно норовя стянуть что-то вкусненькое.
За забором, привлечённые шумом ребятни собрались односельчане, спешившие узнать, что происходит. Пошли сплетни и пересуды, двое успели побить третьего, доказывая, что священник пришёл из Геффена, а не из Пронтеры. Доказать не доказали, но бока намяли изрядно.
Впрочем, так как за воротами ничего интересного не происходило, толпа нехотя разбрелась – хозяйство надолго не оставишь без присмотра. Остались только самые стойкие и любопытные зеваки.
Священник, прочитав короткую молитву, принялся за трапезу, последовав примеру хозяина. Ел мало и только постную пищу, жестом отказавшись от колбас, солонины и прочих вкусностей.
- А, стал быть, куда путь держите, святой отец? – опустошив миску принялся расспрашивать Никофрий.
- В Геффен. – коротко ответил тот.
- А-а, - покивал толстячёк головой, - слыхал я, в Геффене церковный приют открыли для нищих. Не туда ли идёте, чтоб там проповедовать?
- Нет, - усмехнулся священник, - не туда. Такие приюты открыли и в Альберте, портовом городе, и в Пронтере. На открытие подобных учреждений и идёт часть уплачиваемой вами десятины.
- А-а, - снова покивал головой хозяин, - простите отче, но не могу не спросить вашего имени. Конечно если это не тайна.
- Моё имя – не тайна… Эхинацеус, смиренный слуга Господа нашего. Я странствующий священник, или как нас прозвали люди – прист.
- Отец Эхинацеус, - снова заговорил Никофрий, зачёрпывая ложкой мясную похлёбку, - вы излечили нашу дочку, как я могу отблагодарить вас?
Прист усмехнулся и прищурив карие глаза глянул на хозяина.
- Вы ничего мне не должны, почтенный, – ответил он. – Я путешествую и лечу людей. Богатых и бедных, добрых и злых, разных. Для всех одинаково светит солнце, и я стараюсь не разделять людей по каким-либо признакам. Моя награда – это сделать человека хоть чуточку добрее и милосерднее. Благодарите Господа, это он помог.
- Воистину, вы святой человек, - обрадовано проговорил толстячёк, перекидывая себе в тарелку огромного жаренного в сметане карася. – Побольше бы было таких как вы!
Эхинацеус усмехнулся и положил себе немного тушёной капусты.

Уже начинало темнеть, когда наконец удалось распрощаться с гостеприимными хозяевами и выйти за ворота. Собаки, создававшие почётный кортеж священнику, давно разбежались. Разошлись по своим делам и разочарованные зеваки, так и не увидевшие ничего необычного. Прист вышел за ворота, оглянулся на вышедшее его провожать семейство и попрощался.
- Мир вам люди добрые, спасибо за гостеприимство.
Затем поправил сумку и быстрым шагом пошёл по дороге, опираясь на дорожную палицу.
Ещё некоторое время, после того как фигура священника растворилась в подступающих сумерках, Дарынька, стоя у ворот, махала ему рукой. Она не понимала, откуда появилось это ощущение, но она остро чувствовала беду, нависшую, словно чёрная грозовая туча, над этим добрым человеком с карими глазами, и знала, что больше никогда его не увидит. И она не переставая, шептала молитву, пока тятька не велел ей отправляться в хату, помогать матери…

А священник шёл к харчевне «Усталый путник», где, как объяснил ему хозяин, всегда останавливались купцы, ведущие торговые обозы в Геффен, или из него.
Неспокойно стало в последнее время в окрестностях Геффена, рассказывал хозяин, понизив голос, торговые караваны, с недостаточно большой и сильной охраной перехватывают, грабят путников, путешествующих в одиночку. Так что самому ходить нежелательно, лучше прибиться к обозу, благо лекарь всегда может понадобиться в дороге.
Эхинацеус не особо боялся разбойников – что взять с бродячего священника? - но к совету прислушался и потому направил свои стопы туда, куда и предлагал почтенный Никофрий.

«Усталый путник» ничем не отличался от подобных себе заведений, разбросанных по всем торговым путям Мидгарда. Огороженный двор вмещал в себя большую конюшню для лошадей, путешествующих верхами путников. Тут же, за определённую плату – раза в два превышающую обычную – можно было присмотреть себе лошадку. Нередко бывало, что вконец поиздержавшийся путешественник расплачивался конём, а дальше передвигался на своих двоих. А на хорошую лошадь всегда находился покупатель.
Недалеко от конюшни находился овин, где проживал разнообразный мелкий скот: будь-то овцы, козы и прочие копытные – потенциальные кандидаты на отбивную, жаркое и другие мясные блюда.
Коровник, минимум на двадцать голов крупного рогатого скота – источников сыра, творога, сметаны, молока, да и говядины в свой черёд. Несколько курятников, где по соседству с курами проживали так же утки, гуси и индюшки.
Ну и конечно несколько конур с собаками – куда ж без них. Всё это бегало по двору, и тут же гадило, что придавало своеобразный аромат жарящемуся тут же во дворе мясу. Все запахи перемешивались с запахом квашеной капусты, печёного хлеба и этот дух на расстоянии двадцати шагов шибал в нос любому приблизившемуся. Казалось, что этим духом навсегда пропитан любой уважающий себя постоялый двор. «Усталый путник» не был исключением из правил, чего-чего, а запахов тут хватало слихвой.
Впрочем, приста мало заботили ароматы – поесть он уже поел, а на нехорошие испарения просто не обращал внимания – за долгое время путешествий и не такие запахи приходилось вдыхать. Дверь в харчевню открылась, и святой отец посторонился, давая дорогу выпавшему из дверей любителю горячительных напитков, коего ноги держали скорее чудом, нежели усилием мышц. Пьяница бормоча что-то про себя, усиленно икая и дыша перегаром, двинулся в сторону придорожных кустов. Самого священника он попросту не заметил. Эхинацеус открыл дверь и вошёл. Привычная обстановка для любой гостиницы: дубовые лавки и тяжёлые столы, живописно расставленные по всему помещению; лестница на второй этаж в гостевые комнаты; дверь, явно ведущая на кухню, так как оттуда исходил особенно сильный запах готовившихся блюд, чеснока и пригорелого молока. Вот собственно и всё. Впрочем, в любую корчму приходят не на обстановку любоваться.
Разношёрстные посетители и те были такие же как и везде. За столами сидели, а кое-где и лежали крестьяне, пришедшие сюда отдохнуть душой и телом, после работ; купцы – то ли уже продавшие товар, и теперь обмывающие барыш, то ли ещё только пытающиеся сбыть товар, и пьющие за удачу предприятия. Путники, которых под вечер дорога привела в эту деревню; пара бардов, на ходу сочинявших душещипательные баллады о героях, и тем живущих; ну и конечно несколько проходимцев, живописной наружности, при взгляде на которых рука сама собой тянулась проверить – на месте ли кошель с деньгами. Где есть деньги – всегда появятся желающие их прикарманить.
Однако в глаза сразу бросились четверо. Хоть они и сидели за разными столами, но их жесты и поведение были весьма схожи: двое мужчин, опоясанных мечами, сидели на лавке, рядом стояли их щиты, прислонённые к столешнице, большие заплечные мешки лежали под ногами. Хоть они и были одеты в обычную одежду мечников, коих хватало везде, но поведением отличались от собратьев по ремеслу: кружками об стол не били, не гоготали над сальными шуточками компании, сидевшей рядом и громко не чавкали, наоборот, ели нехотя, с некой ленцой, изредка перекидываясь словами. А в глаза бросались из-за чрезмерно гордой осанки и, что удивительно, абсолютной трезвости, несмотря на несколько больших кружек пива, полностью опустошённых.
Вторая парочка была ещё более живописной: мускулистый, коротко стриженный, широкоплечий воин наворачивал огромную тарелку каши, с большими кусками мяса. На лавке около воина, обёрнутый в ткань, лежал огромный и страшный, даже на вид, двуручник. Рядом, немного отклонившись от стола, сидела его спутница – девушка, с тонкими губами и белыми, до плеч, волосами. За спиной, поверх синего плаща, виднелось широкое боевое копьё, вдетое в ременные петли. Обое были рыцарями, причём одетые в тяжёлые доспехи, которые так и не удосужились снять: стальной нагрудник, наплечник, фартук, набедренник, кольчужная юбка, наручи, и поножи. То, что не было прикрыто железом – прикрывалось кольчугой. Они сняли только тяжёлые рукавицы и шлемы, казалось, вот-вот протрубит рог, и оба рыцаря схватив оружие, ринутся в бой.
Священник мысленно посочувствовал носящим такую уйму железа людям, и направился к хозяину трактира, вынырнувшему с тарелками в руках, из двери на кухню…

А когда на поселение опустилась непроглядная безлунная ночь, на окраину деревни вышел ещё один человек. Точнее сказать – он словно появился из ниоткуда, сотканный из ночной темени. Его быстрые и лёгкие шаги были абсолютно неслышимы. Мало того, собаки, рыскавшие по посёлку, коих хозяева на ночь спускали с цепи, даже не учуивали его запаха, и перегавкивались между собой. Он никогда не бывал в этой деревне, но не задерживаясь ни на миг, быстро, мягко ступая с пятки на носок, двинулся к цели.
Он шёл к «Усталому путнику»…

Продолжение следует...

Отредактировано Keris - Пятница, 21 Сен 2007, 20:01:27
 
Замок Белого Ордена » АЛЬЯНС БЕЛЫХ РЫЦАРЕЙ » Литератур*Ка » Осколок Имира (Роман)
Страница 1 из 11
Поиск:


The White Orden © 2006-2007 Админцентр Сайт создан в системе uCoz